Шота Мерабович Абхазава:

Шота Мерабович Абхазава: Интересно об автомобилях

"Наступает эра профессионального автоспорта"

Шота Мерабович Абхазава — человек, единый в двух лицах. Являясь руководителем самой многочисленной команды — «Арт-Лайн» — он еще и координирует работу всего класса «Формула-Лада-1600». И во всем достигает успеха: класс развивается, а команда прогрессировала в течение всего сезона и лишь немного не дотянула до чемпионства. Будучи единым в двух лицах, Шота Мерабович отнюдь не двуличен. Это вам подтвердит всякий, кто имел дело с руководителем «Арт-Лайна». Я — тоже.

Колёса: Вы являетесь руководителем команды и координатором всего класса. Как эти две ипостаси уживаются в вас?

Ш. А.: В общем, совершенно нормально. В этом нет ничего сложного — ведь я руковожу самой многочисленной командой, и, таким образом, интересы всего класса мне и видны и понятны. В случае, если пострадает весь класс, я пострадаю больше, чем кто бы то ни было. Поэтому не вижу никаких противоречий. Что же касается, скажем так «злоупотреблений полномочиями», то, по-моему, никто в классе не может меня в этом упрекнуть.

Колёса: В этом сезоне на стартовой решетке присутствует как никогда много болидов современной конструкции — прогресс класса налицо. Вы удовлетворены тем, как он развивается?

Ш. А.: У меня получилось то, что я задумывал год назад, принимая руководство классом. Действительно, класс качественно изменился и количественно пополнился. В прошлом году мы заканчивали сезон с девятью автомобилями, причем только четыре из них добрались до финиша. Сегодня класс представляет собой самое, по-моему, красивое явление в российском автоспорте. В определенном смысле мы достигли намеченного и твердую четверку точно заработали. Но это только начало, и мы очень надеемся, что в следующем году будет точно такой же шаг вперед, как и в этом.

Виктор Антонов – лучший из пилотов "Арт-Лайна" по итогам сезона – занял в чемпионате второе место. А могло быть и первое…

Виктор Антонов – лучший из пилотов "Арт-Лайна" по итогам сезона – занял в чемпионате второе место. А могло быть и первое…

Колёса: Можно тогда поподробнее о планах на следующий сезон?

Ш. А.: Меня как координатора класса и члена кольцевого комитета РАФ беспокоит тот факт, что при наличии «Формулы-1600» на рынке отсутствует предложение гоночной техники. Дело в том, что ни одна из выпускаемых конструкций автомобиля не позволяет прийти в наш класс новому человеку — купить технику, соответствующую нашим техническим требованиям, и участвовать в соревнованиях. Даже б/у-техники для «Формулы-1600» не существует — это все переделки из других формул. Удивительно, но де-факто не существует и мотора, который можно поставить на нашу технику: «АвтоВАЗ» не производит таких двигателей. То есть нет ни одного производителя — ни шасси, ни двигателей — и при этом целый класс существует. Поэтому первое новшество — это то, что со следующего года наше производственное подразделение готово принимать заказы на производство автомобилей. Мы уже представили первый отечественный монокок — основу будущего шасси. Зимой проведем сравнительные тесты с 99-ми автомобилями (имеется в виду Dallara F399 — Н.С.), и со следующего года будем предлагать первое отечественное шасси, удовлетворяющее техническим требованиям «Формулы-1600». В нашей команде точно появятся две таких машины, таким образом, общее количество машин с монококами тоже увеличится как минимум на две.

Колёса: То есть «Арт-Лайн» выставит на старт шесть машин?

Ш. А.: Нет, мы две передадим в другие команды. «Арт-Лайн» выступит в следующем сезоне двумя 399-ми машинами и двумя — собственной конструкции — ARTtech-F1605. Задняя часть машины уже прошла испытания на болиде Шайтара (и даже выиграла последний этап — Н.С.) и показала свою работоспособность. Монококи все уже видели. Передняя подвеска находится в производстве. Обвес — боковые секции и антикрылья — сейчас обрабатывается в электронном виде.

Колёса: Сколько будет стоить ваш болид?

Ш. А.: Предположительно шасси с мотором, адаптированным для формулы, будет стоить в пределах 40−45 тысяч евро. Для примера, Даллара с примерно схожими характеристиками стоит порядка 80−85 тысяч — без НДС и без мотора. При этом мы планируем, что по спортивным характеристикам наше шасси будет не хуже 399-й «Даллары», которая, в свою очередь уступает современным шасси «Ф3» в основном из-за наличия у последней секвентальной шестиступенчатой коробки передач, которая у нас запрещена. Но в перспективе на 2006-й год мы планируем создать машину с такой трансмиссией, и это будет первый отечественный автомобиль, конкурентоспособный в Европе.

Колёса: Кто выведет на старт новые машины?

Ш. А.: У нас есть определенные планы по поводу состава пилотов на следующий сезон. Сразу по окончании чемпионата мы начнем тесты с целью определения этого самого состава.

Колёса: Кто в них будет участвовать?

Ш. А.: Из наших пилотов — Виктор Антонов и Дэвид Маркозов. Будет Кирилл Ладыгин, Сергей Ромащенко и, возможно, еще пара пилотов. В общем, все участники тестов могут рассматриваться как потенциальные кандидаты на место в команде. Нам очень нужен сильный состав, поскольку мы, естественно, планируем выступить в следующем сезоне более удачно, чем в нынешнем. Начало этого сезона вышло довольно провальным: мы, впервые в своей практике, выставили четыре машины и столкнулись с множеством проблем. Уже в середине сезона почти подошли к мысли о том, что откажемся от одной из машин, но все же справились с ситуацией. Наше положение осложнялось еще и тем, что ни один из наших гонщиков ни года не проработал в профессиональной команде. И все же мы сознательно пошли на возможные негативные последствия для команды, чтобы в классе было больше конкурентоспособных автомобилей. Надеемся, что в следующем сезоне подобную «жертву» принесет и «Лукойл рейсинг», выставив третью машину. И тогда в классе будет уже десять способных побеждать машин: четыре наших, две, переданные нами в другие команды, три от «Лукойла» и машина Виктора Козанкова, пользующегося с шестого этапа нашей технической поддержкой.

Колёса: Формульные классы — элита автоспорта. И тем не менее, в формате «НГС Лада» место топ-класса отведено совсем молодому — и сырому — прототипу Revolution. Насколько вы удовлетворены таким положением дел?

Ш. А.: У нас будут на эту тему переговоры. Это одна из самых серьезных проблем, которые сейчас должны быть решены с компанией-посредником, организующей гоночную серию. У нас нет и не было проблем с самим АвтоВАЗом. Трагически погибший Володя Бузланов был проводником идеи, что «Формула-Лада» должна восприниматься заводом как родная, пользоваться должной поддержкой и быть топ-классом.

Договоренности с гоночной серией «Лада» были зафиксированы на один год. Я считаю, что зрелищность гонок была на высоком уровне. Со своей стороны, компания «АСПАС» начинает отклоняться от базовых договоренностей, выдерживая только бумажную их часть, и я вижу по отношению, по информационному освещению, что LADA Revolution пытается превалировать над формульным классом. Нас это не устраивает, и это одно из главных противоречий. Все решат переговоры. По предварительной информации от господина Ермилина допускается, что «Формула-1600» вообще не будет участвовать в НГС «Лада» — нам пока не сделали каких бы то ни было предложений на следующий сезон. Что касается нашего класса, я буду настаивать на полноте освещения — все усилия, которые были направлены — не только мной, не только моей командой, но и всем классом — заслуживают того, чтобы мы оставались элитой российского автоспорта.

Год назад именно на базе нашего класса родилась гоночная серия, и, честно говоря, не очень приятно сейчас видеть такую «порядочность» людей по отношению к нам. На тот момент существовал только один класс — «Формула-1600», который готов был называться «Формулой-Лада» в поддержку новой серии. Впоследствии к нам должна была примкнуть «Лада-Революшн» — по мере продаж этих автомобилей. Затем нас, по сути дела, поставили в известность, что в нашей серии поедут «Туринг» и «Туринг-лайт», хотя я ничего против и не имел. То есть именно наш класс стал стержнем, благодаря которому вся идея новой серии начала «катиться». Сейчас же складывается парадоксальная ситуация. Но, я думаю, при любом развитии событий мы докажем свой «королевский» статус.

Этот углепластиковый монокок станет основой первого современного шасси российского производства – ARTtech-F1605

Этот углепластиковый монокок станет основой первого современного шасси российского производства – ARTtech-F1605

Колёса: На предпоследнем этапе чемпионата ваш пилот Олег Казаков лишил последнего шанса на чемпионство вашего же пилота Виктора Антонова. Вы не сторонник командной тактики?

Ш. А.: Я очень часто слышу, что в «Арт-Лайне» нет командной тактики. Но это совсем не так. Она была, есть и будет, просто я не хочу, чтобы из-за командной тактики был заранее известен результат. Я неоднократно заявлял, что все решит секундомер: кто из наших ребят быстрее, тот и будет лидером. В этом сезоне все четверо пилотов занимали поул-позиции, трое из них выигрывали этапы, между ними шла серьезная борьба. Что же до той гонки, Олег и сам очень сильно переживает, что так получилось. Там была техническая проблема — падение мощности двигателя в машине Антонова, выброс через картерные газы большого количества масла, которое попадало на машину Казакова, на его шлем, и он в результате мало что видел. Потом Виктор совершил ошибку, которой Олег воспользовался, и уже после этого не стал пропускать Антонова вперед, несмотря на указания команды. Это первый случай, когда наш пилот нарушил прямое указание руководства, пусть и без злого умысла. Будем надеяться, что из этой ошибки Олег сделает правильные выводы и больше подобного не повторит. Что же до чемпионата, то он уже стал историей.

Колёса: Олег ведь самый молодой из ваших пилотов…

Ш. А.: Да, причем, вероятно, он продолжит в следующем году карьеру в Европе, чему я очень рад. Это еще один шаг к созданию таких «мостков», которые поведут гонщиков дальше к вершинам автоспорта. И если благодаря этим самым «мосткам» когда-нибудь появится российский пилот в «Формуле-1», и при этом не будет там статистом или «коммерсантом», то все мы от этого только выиграем.

Колёса: Вы и дальше будете работать с молодежью?

Ш. А.: В России наступает эра профессионального автоспорта, и я, сколько могу, приближаю эту эру. Надеюсь, наш автомобильный спорт будет выращивать «шумахеров», которые займут свое место в «Ф-1», и от этого имидж страны только выиграет. С другой стороны, такое же понимание профессионализма должно появиться и у спонсоров и у инвесторов. Эра непрофессионального спорта, когда люди занимались им на свои деньги и для собственного развлечения, проходит. Несколько жаль старые знакомые имена, но это смена поколений и смена формаций… Так что вполне естественно, что мы, как вершина автоспорта, ориентируемся на молодых пилотов, которые будут заинтересовывать инвесторов. При этом такие таланты, как Виктор Козанков и Дэвид Маркозов, имеют право сражаться и делают это на высоком профессиональном уровне, создавая при этом достойное с профессиональной точки зрения конкурентное поле.

Автор / Фото: /

Источник

Оцените статью
Добавить комментарий